К юбилею краеведческого музея: вверх по Демьяну (путевые заметки)

07.04.2017

14 января 2018 года исполнится 10 лет со дня образования АУ «Краеведческий музей Уватского муниципального района "Легенды седого Иртыша"». В связи с этим важным событием в истории музея мы решили познакомить жителей с его деятельностью и показать его роль в изучении истории земли Уватской, рассказав об экспедициях.


Верхне-Демьянская волость занимала территорию бассейна реки Демьянки и прилегающей к ней части бассейна реки Иртыш. В 1795 году в волости насчитывалось 17 юрт с населением 387 человек, коренных жителей края – остяков (ханты). О них писали ученые – финн К.Ф.Карьялайнен и С.Патканов. Серафим Патканов в бытовом и экономическом очерке «По Демьянке» подробно описал свое путешествие в 1887 году и рассказал о занятиях и быте жителей края. Несомненно, за 127 лет произошли большие изменения. Нам, участникам экспедиции, очень хотелось выяснить: а какие же изменения произошли в жизни ханты? Сумели ли они сохранить свою культуру, какие существуют проблемы, что ожидает их в будущем?


Сколько себя помню, мне всё время хотелось побывать на Демьянке. И вот моя мечта и З.В.Новиковой, специалиста районной библиотеки, может наконец-то осуществиться.


День первый. 31 мая 2014 года

9.30. Втроем пошли из Увата вниз по Иртышу до устья Демьянки на катере БТРМ-1, принадлежащему А.Н.Посохову. Далее наш путь предстоял по водам Демьяна. Так в старину называлась река Демьянка. Мы планировали за 2 недели пройти расстояние в 790 километров от райцентра до стойбища Бабиково, делая плановые остановки. На Иртыше вода стояла уже на мере, а в верховьях Демьянки уровень ее стал резко падать, поэтому дальше вверх решили не ходить.

9.50. По пути встретили самоходку «Кидус» госпромхоза «Кедровый», которая пошла по тому же маршруту. Капитан Анатолий Никонович заранее договорился с капитанами Валерием Игловиковым и Сергеем Ведровым плыть по возможности в связке по общему маршруту. Это дальновидное решение капитана помогло нам сэкономить время в пути. Самоходка шла и днем, и ночью, а самое главное, во время совместного путешествия мы беседовали с пассажирами и делали необходимые записи. На судне плыли П.А.Лихачёва (Оглоблина) из поселка Немского, А.С.Семёнова из поселка Ярсино, Л.А.Осипова из поселка Казак (Рогаис) и В.Лянтин из поселка Бабиково.

Валерий Игловиков помогал нам общаться с информаторами. Чувствовалось, что для них он свой человек и прекрасно осведомлен обо всём, что происходит на Демьяне. Как-никак, больше 30 лет работает в «Кедровом» и постоянно общается с работниками госпромхоза.

За беседой даже не заметили, как вошли в реку Демьянку. Капитан пытался по нашей просьбе разглядеть места, где находились раньше деревня Карабашево и поселок Березняки, но всё безрезультатно. Берега густо заросли лесом и ничего не говорило о бывших поселениях. Плавая по реке Туртас, мы довольно-таки легко находили следы старых мест обитания людей. Все поселения находились на берегу, а здесь это сделать намного сложнее, так как они расположены не на самом берегу, а подальше. О деревне Карабашевой в конце XIX века писал Серафим Патканов. Это было первое жилое место, состоящее из 2 домиков, основанное на месте бывших Карабашевых юрт, которое он посетил во время своего путешествия по реке Демьянке. Поселок Березняки был построен спецпереселенцами. Посемейный список спецпереселенцев спецпоселка Березняки Тобольского леспромхоза по состоянию на 13 февраля 1936 года содержит 54 фамилии. В поселке имелись школа, больница. Он был перевезен в 1960-е годы в поселке Демьянка.

18.40. Остановились у бывшего поселка Ситик (Новый Ситик), расположенного на правом берегу реки, также основанного спецпереселенцами. Удивило то, что на месте поселения не было привычных зарослей малины и крапивы, а почти чистая площадка. Скорее всего, кто-то выкашивал ее. На этом месте раньше находился лесоучасток, велись лесозаготовки. Снова прицепились к самоходке и поплыли дальше к бывшей деревне Сор, где сейчас находятся дачи жителей поселка Демьянка. Мимо дач прошли в темноте, поэтому ничего не удалось сфотографировать. Патканов писал, что в конце XIX века в Соровых юртах было всего 4 дома, из которых 2 принадлежали остякам, 1 – пустой вследствие смерти хозяев, 4-й составлял собственность крестьянина, которого остяки приняли для подмоги в земской гоньбе. Сейчас рядом с бывшей деревней Сор располагается железнодорожная станция Демьянка.


День второй. 1 июня

6.15. Нас разбудил капитан, сообщив, что скоро будет Черемкой (на 145-м километре). Через 10 минут мы были уже на берегу. Нам удалось найти остатки полуземлянки, а рядом – поляну, заросшую малинником с шиповником, – знак того, что люди давно покинули эти места. В конце XIX века где-то здесь, в Черемкоевских юртах, стоял двухэтажный дом. Хозяин дома, как писал Патканов, составлял своего рода редкое исключение среди остяков – не пил водки и поэтому жил весьма исправно и хозяйство его считалось лучшим по Демьянке. Следует отметить, что раньше поселения остяков – юрты – располагались в основном в нижнем течении реки Демьянки. В 1940 годах в Черемкое было 4-5 домов, имелась звероферма, на которой разводили черно-бурых лис. В 1960 годах в поселке находился рыбоприемный пункт.

9.20. На 165-м километре вверх по течению реки расположены кое-где сохранившиеся догнивающие срубы зданий, оставшиеся от бывшего поселка Лумкой (Лымкой). Считается, что это было старое хантыйское поселение. Около 1937 года здесь был образован рыболовецкий колхоз «III пятилетка». В поселке были школа, больница, метеостанция (с 1960-х годов), магазин (дом-лавка), ледник. В конце 50-х годов здесь насчитывалось от 15 до 20 домов и проживало более 100 человек. Исчез поселок где-то в 1980 году. Сейчас лес постепенно начинает наступать на него. Кое-где виднеются освоившие новую территорию кустики марьина корня. Рядом с бывшим населенным пунктом расположена новая красивая дача, построенная по-хозяйски, где всё продумано до мелочей. Например, на грядке с луком лежит черная пленка с прорезями для луковиц, чтобы помешать росту сорняков и дать возможность сохраниться от замерзания.

10.10. Продолжили свой путь. По кустам очень хорошо видно, что уровень воды упал более чем на метр. Оказывается, это связано с тем, на какой высоте находится место над уровнем моря. Вода в Демьянке коричневая, так как течет из болот. Кстати, река Демьянка раза в три больше реки Туртас и река судоходная. По ней плавает примерно судов 20. Думается, что, скорее всего, поэтому мы почти не встречали зверей, а вот следы медведя и лося на 170-м километре на берегу разглядели с помощью капитана. Кстати, несколько лет назад тюменские ученые проплыли по реке Демьянке в поисках следов летающего змея. В одной из старых легенд говорится, что на огромном старом кедре было гнездо дракона, и сказывают, что его показали когда-то одному из этих ученых. Сколько мы ни спрашивали жителей Демьянки об этом гнезде, никто ничего не мог сказать. Зато примерно на 175-м километре удалось увидеть и сфотографировать большое гнездо какой-то крупной птицы.

12.02. На 184-185-м километрах Демьян, как уважительно называют реку местные жители, разделился на 2 рукава и вновь объединился на 193-м километре.

13.30. Состоялась первая презентация организованных нами выставок «Демьянские ханты» и «Изделия из бисера уватских мастериц» для пассажиров и персонала самоходки «Кидус». Музей «Легенды седого Иртыша» представил вышивки из бисера, выполненные А.А.Медведевой, В.А.Белкиной, З.П.Баглаевой, а также поделки Т.Г.Захаровой и А.В.Пузиной. Выставки вызвали большой интерес у жителей Демьянки, и в дальнейшем они не раз просили показать, как делают такие поделки и где взять образцы вышивок.

Уже в темноте подошли к базе Куньяк.


День третий. 2 июня

Ночью не стали будить сторожа и решили заночевать, встав у берега. Нам срочно нужно было подзарядить аппаратуру и выйти на связь с В.Ф.Слинкиным, так как горючего хватило бы только до бывшей деревни Калемьяги. Утром экипаж самоходки «Кидус» ушел вперед, оставив нас решать свои проблемы. На Большом Куньяке находится вертолетная площадка, стоят баня и 2 гостевых домика. Сторож А.Н.Фокин рассказал, что Куньяк был построен в 2000 году.

8.05. Отошли от базы и продолжили свой путь. Зоя Васильевна учится управлять катером, давая возможность отдохнуть капитану. Оказывается, катер идет быстрее, если прижиматься к берегу. Здесь течение не слишком сильное. Выгодно идти как бы на грани между стержью и берегом, на границе светлого и темного потоков. Где течение, там светлая дорожка, и вода там всегда выше, а у берегов ниже. Это явление можно сравнить с выпуклостью очков.

На 335-м километре Демьян принимает в себя реку Малый Куньяк. От него до промбазы Восточной 40 километров. Это место заправки вертолетов и отдыха для пилотов, летающих на буровые месторождений Пихтовое, Урнинское, Усть-Тегусское, Тямкинское и другие. В этом районе, судя по грузам встречающихся судов, ведется активная разведка недр. Обычно оборудование для буровых завозят по зимнику. Геофизики рубят профиля длиной в 2-3 метра, а затем протаскивают косы (проволока на конце датчика, который фиксирует колебания почвы), делают шурф, закладывают взрывчатку и подцепляют датчик, а затем взрывают. С помощью датчиков определяют, можно ли дальше производить бурение. Бурят до пласта, если есть положительный результат, демонтируют буровые, ставят качалки и начинают качать нефть.

12.10. Проходим мимо Таранбала – в прошлом достаточно крупного по местным меркам поселка, где проживали 6-7 семей ханты, находился свой магазин, а сейчас стоит охотничья избушка.

13.00. Подошли к промбазе Восточная. На берегу наш катер встречал молодой человек с двумя собаками лайками. Капитан отправился на берег для связи с «большой землей».

14.10. На 387-м километре мимо нас проплывает небольшой исчезнувший поселок Эбудор. За Эбудором встретились первые сопки.

15.14. Увидели нефтепровод на 390-м километре.

20.00. Наконец-то пристали к первому хантыйскому поселению Тямка, расположенному в 5 километрах ниже бывшего поселения Калемьяга и в 460 километрах от устья Демьяна. На высоком правом берегу реки живет семья Усановых, состоящая из сестер Татьяны, Ольги и Алёны и братьев Геннадия и Василия. Самая старшая в семье – Татьяна, ей 31 год, а самому младшему Василию – 19. Всего несколько дней живет здесь жена Геннадия Людмила из Югана. Их брак оформили евангелисты, посещающие эти места уже третий год. Женщины одеты в национальные одежды: халаты с вышивкой и поясами. Мужчины облачены в обычную одежду. Дома новые, построены для семьи Усановых работниками башкирской экспедиции, стоящей на их старом месте жительства в Калемьяге. На улице стоят печки, в которых пекут хлеб круглый год. Ее каркас стянут проволокой и обмазан глиной с травой. Имеется баня. Есть небольшой огород, около которого пасется отара из 11 овец. Вместо привычных для нас металлических тазов в хозяйстве используются куженьки из бересты, напоминающие корытца. У лабаза стоят нарты. Вялится щука, у которой удален хребет, а мясо нарезано мелкими квадратиками. Кстати, мясо щуки очень вкусное. Усановы считаются охотниками госпромхоза «Кедровый», и поэтому на самоходке им привезли 10 бочек бензина, а также доставили по просьбе семьи диван, теплицу, газовую плиту и даже рассаду капусты. Побеседовав с семьей, мы пригласили ее на просмотр выставок, расположенных в каюте катера. Особое внимание посетителей привлекла фотовыставка «Демьянские ханты», так как они увидели на снимках родственников и знакомых.

21.15. Снова привязались к самоходке и в ночь пошли на селение Иткиега против течения со скоростью 8 километров в час. Хотя у БТРМ-1 скорость против течения 12 километров в час, зато наш капитан получил возможность нормально поспать.


День четвертый. 3 июня

7.30. Остановились на 515-м километре у Иткиеги. В прошлом здесь была охотничья избушка, а с 2000 года живет Л.Н.Ярсина с семьей дочери А.В.Пономарёвой. У Александры с Николаем трое детей: дочь Женя (7 лет), сыновья Андрей (3 года) и Александр, родившийся в апреле 2014 года. У малыша вместо кроватки стоит куженька с березовыми опилками, приготовленными с помощью ножа. Лучше всего для этих целей подходит пень-гнилушка, который разминают и укладывают в качестве подстилки, а сверху могут посыпать стриженную лосиную шерсть.

Николай вырос в Вагайском детском доме. 9 лет назад он поехал с другом по реке Демьянке, познакомился с Сашей и остался, а через год они зарегистрировали брак. 3 года назад после смерти В.И.Ярсина, отца жены, стал главным в семье. Охотится, строит новый дом. Правда, не всегда хватает житейского опыта – ему всего 27 лет. Александра охотится на зайцев и соболей, делает куженьки, шьет вместе с мамой Людмилой Николаевной легкие летние халаты и утепленные зимние. Она показала нам свою шубу из заячьих шкурок и шубку из белки с воротником из хорька на годовалого ребенка. Женщины ханты шьют также национальную обувь нырики, используя для этого ткань и выделанные шкуры оленя и лося, а также применяют нитки из жил. 100 жилинок вплетают в косу, а потом вытягивают и шьют нырики. Людмила Николаевна, когда охотилась, изнашивала за сезон 4 пары ныриков.

Вместе с Зоей Васильевной мы вручили женщинам и детям подарки: цветные карандаши, краски, альбомы, книги, бисер, платки, конфеты. Такие же подарки были вручены всем детям и женщинам, живущим по реке Демьянке.

13.30. Плывем дальше. Через полчаса остановились на 540-м километре у деревни Ярсино, состоящей как бы из двух частей. Внизу, рядом с берегом, живет М.И.Ярсина с мужем И.И.Оглоблиным, а наверху, на горе, примерно в 700 метрах стоят дома С.И.Ярсина, его брата Павла (семья из 4 человек) и сестры жены Семёна Ивановича П.Ф.Усановой с сыном Юрием. Всего здесь проживают 10 ханты и 1 русский, все они родственники. Поселение было образовано Ефремом Ярсиным. Сын Ефрема Иван 1919 года рождения был привезен на реку Демьянку в люльке. Сейчас здесь проживают семьи двух внуков и внучки Ефрема.

В семье С.И.Ярсина живет Анастасия Семёновна Семёнова, мать супруги Елены Федуловны. Рассказывают, что когда стали выдавать паспорта, Анастасия Семёновна, не знающая русского языка, а отсюда и не понявшая вопроса об ее фамилии, назвала имя своего отца Семёна. Так она и стала Семёновой. Семёну Ивановичу 63 года, жена Елена младше его на 16 лет. Интересна история их женитьбы. Семён ни разу не видел свою будущую жену. Он услышал, что в верховье есть девушка, и поехал с отцом на моторной лодке свататься в деревню Казак, истратив 4 бака горючего. Вернувшись, Семён и невеста стали молиться, а потом устроили небольшую вечерку. Молодожены на свадьбу «надели одежду белого цвета». Расписались молодые позднее, года через два.

Ярсино – очень чистое поселение, сюда часто наведываются представители СМИ для съемки национального поселка. В доме у Ярсиных нет ничего лишнего. В прихожей стоят стол и кровать Анастасии Семёновны, в зале находятся стол, две кровати и диван, еще одна кровать установлена за перегородкой. Пол и перегородка покрашены масляной краской. Зимние вещи хранятся в лабазе, поэтому в доме нет ни комода, ни плательного шкафа. Стены побелены известкой, висят ковер и грамоты с номером газеты «Уватские известия», где написано об Ярсино.

Не раз в доме у Семёна Ивановича проводились медвежьи «вечёрки». Это поминки, их справляют по каждому убитому медведю и приглашают гостей на праздник. Посредине комнаты ставят стол с головой и лапами медведя. На голову зверя надевают шкурку соболя или выдры, чаще всё же соболя. На лапы кладут украшения из бисера, а рядом ставят в куженьках чай, брагу (водку), хлеб, рыбу. Ведущий ведет «вечёрку» в маске из бересты, чтобы царь леса не узнал его в другой жизни. Семён, как правило, надевает маску глухаря, Елена – глухарки, а остальные надевают маски других птиц. Семён Ярсин поет песни, рассказывает истории. Отец Семёна знал 300 песен, а сам он – около 50, но, к сожалению, не знает их перевода. Семён Иванович, облачившись в национальный наряд, исполнил для нас одну из медвежьих песен. Песня исполняется примерно в течение часа. По медведице поминки справляют 4 дня, а по медведю – 5. Зимой специально не топят печку, чтобы мясо животного не испортилось. Если это происходит летом, то мясо варят и едят. В том случае, если зверь съел человека, а это определяется по клубку человеческих волос, сохранившихся в желудке, то тушу сжигают. Если же медведь задрал человека, не успел съесть, и его застрелили, то их хоронят вместе в одной могиле. Тушу медведя без гроба укладывают вниз, а сверху устанавливают гроб с человеком. Почему же медведю воздаются такие почести? Дело в том, что он считается сыном верховного божества Торума (Торыма). По одной из легенд, бог решил наказать непослушного сына, послал его на землю в образе медведя, лесного царя, владыки животного мира и пообещал, что люди будут воздавать ему почести. Коренные народы Севера до сих пор так и делают.

Семён сводил нас к священному месту, основанному еще его отцом Иваном Ефимовичем. Оно находится в 1,5 километрах от Ярсино. Когда основывается новое поселение, как правило, рядом выбирают место для жертвоприношений и обрядов и чтобы чужие люди не смогли его обнаружить. Примерно 7 лет назад здесь должны были проложить профиль (просеку), но по его просьбе просеку проложили мимо священного места. Сейчас здесь можно увидеть куски старой полуистлевшей ткани на десятке деревьев, а внизу, у корней деревьев, лежат монеты и остатки соболиных шкурок. Семён, попав под влияние евангелистов, последние годы не посещает родовое священное место.

Не ходят Ярсины сейчас и на родовое кладбище. Нас туда уже на обратном пути сводил Иван Оглоблин, муж Марии Ярсиной. Кладбище из 5 захоронений расположено в полукилометре от деревни. Могилу копают глубиной 1 метр 20 сантиметров, сверху устанавливают сруб в 3-4 венца в виде домика. Крышу сруба покрывают бревнами диаметром примерно в 20 сантиметров. Устанавливают крест. Ханты хоронят обычно на следующий день, а если жарко, то в день смерти. Гроб обшивают белым материалом с черным крестом. В него укладывают подушку, под тело на дно подстилают шкуру лося или оленя, одевают нырики и повседневную одежду, кладут котелок, нож, топор и так далее. Поминают мужчину на 5 день, так как он главный в семье, а женщину – на 4 день. С этой целью разводят костер на могиле, готовят еду и едят, кипятят чай и пьют, частично выливая на могилу. Не поминают на 9 и 40 день, не отмечают и годовщину, не делают венки.

При прощании с нами семья Ярсиных передала в дар музею большую куженьку.


День пятый. 4 июня

10.00. Взяли курс на Немское. Поднимаемся в капитанскую рубку посмотреть по карте маршрут экспедиции. Всегда очень интересно находиться рядом с капитаном. Анатолий Никонович много раз ходил по реке Демьянке, прекрасно знает жизнь ханты и может рассказать немало интересного о них. Его хорошо знают здесь и очень уважают. Кстати, Анатолий – ханты по национальности.

Проплыв 50 километров, пристали на левом берегу у Немского. Название поселка дано по одному из первых его жителей, немцу по национальности. Немец с женой немкой проживали в поселке в конце 1920-х – начале 1930-х годов. Позже в поселке проживали потомки эвенков и пришлого населения (русские, чуваши). Ханты там не жили. Сейчас здесь проживает П.А.Лихачёва (Оглоблина) с семьей дочери. Она русская по национальности, вышла замуж за эвенка Григория Лихачёва. Эвенки (тунгусы) пришли сюда в XX веке из Восточной Сибири. Женщина – штатный охотник с 18 лет, охотится уже 45 лет. В 2005 году Полина добыла 13 медведей, она маленького роста, даже не подумаешь, что она может быть такой смелой и отважной – ведь даже далеко не каждый мужчина решится встретиться один на один с хозяином леса. Она добывает в год до 60 бобров. Очень хорошо покупается бобровая струя. Штатные охотники должны сдавать по плану определенное количество шкур в госпромхоз, и им разрешено продавать самим то, что добыли сверх плана.

В Немском всего 2 дома: Полины и ее дочери Екатерины Загайновой. Они отличаются от домов ханты планировкой, мебелью и наличием русской печи. В хозяйстве имеется скот: корова, бык, курицы и даже голубь, что является особой гордостью Екатерины. Есть хороший огород. Марина и Миша помогают матери и бабушке по хозяйству. Они закончили только 3 класса, и бабушка забрала их из школы, считая, что так будет лучше для них. «Иначе внуки не приживутся ни в той, ни в этой жизни. Тайга не станет для них родным домом», – считает Полина Александровна. Время покажет, насколько мудрым окажется ее решение.

Екатерина Григорьевна рассказала нам о четырех перекатах, которые должны будут встретиться нам на пути к Нефёдово. Самый большой из них – Шайтан (Чёртов) камень. Когда уровень воды в реке низкий, то порог может достигать 70-80 сантиметров высоты. Не дай бог, если заглохнет мотор: лодка может перевернуться. Ханты боятся ходить туда на лодке, а мать Екатерины Григорьевны спускается по порогу. Дно у реки в этом месте каменное, и каменные породы проходят по дну речки Тальция примерно на 10-15 километров. Один из перекатов называется Тихоновским, по имени деда, который жил здесь когда-то. К большему нашему сожалению, мы не смогли увидеть пороги, так как уровень воды на Демьяне был достаточно высокий. Полина Лихачёва поведала участникам экспедиции интересную историю, связанную с Казацким перекатом. В годы гражданской войны белогвардейцы, отступавшие по реке, убили коммуниста Головина в деревне Герасимовке и поплыли вверх по течению. Лодка перевернулась на перекате, и всё оружие утонуло. С тех пор перекат стали называть Казацкий. И совсем недавно на этом месте нашли казацкую саблю, которую затем отдали одному из тюменских исследователей края.

16.00. Подошли к деревне Нефёдово (640-й километр). Название происходит от фамилии ее основателя С.Г.Нефёдова. Еще издали наше внимание привлек аккуратный забор с хозяйственными постройками на берегу, свидетельствующий о том, что здесь живет настоящий хозяин. Это владения В.П.Григорьева – замечательного человека, интересного собеседника, своеобразного философа, отца семерых детей. Он часто бывает у нас в музее и живо интересуется всем новым. О такой усадьбе можно только мечтать. Всюду абсолютный порядок. Даже стайка для животных выглядит так, как будто в ней проживают люди. Выкрашенные наличники на небольшом окне, арка над входом в стайку, навоз складируется в специальный ларь. Рядом с домом баня, дом поменьше, где спят дети, и огород. Практически возле усадьбы расположен аэродром, куда частенько садятся вертолеты, а раньше приземлялись самолеты Ан-2, ласково называвшиеся «Аннушками».

Володя – чуваш по национальности, а жена Наталья Геннадьевна – прибалтийская немка. Они православные, и воспитывают детей исходя из того, чему учит религия. Старшая дочь Елена отлично училась в школе и сейчас сдавала экзамены за 11-й класс, мечтая поступить в медицинскую академию. Забегая вперед, скажем, что ее мечта почти осуществилась. Родители учат детей жить не одним днем и думать не только о себе. Помню, Володя рассказывал мне, как с детьми плавали на лодке по реке Демьянке и собирали по берегам мусор: пластиковые пакеты, бутылки.

После бани, вкусно поужинав, мы внимательно, с большим интересом слушали его рассказы о поселках, людях, живших когда-то в них, роли авиации в их жизни, об истории создания предприятия «Кедровый». Переночевав у гостеприимного хозяина (жена в это время была в Увате), снабдившего нас молоком, яйцами и рыбой, попрощавшись с его семьей, мы отправились к конечному пункту назначения нашей экспедиции – Бабиково (Лянтино).


День шестой. 5 июня

12.15. Проходим мимо избы О.А.Лянтиной и примерно через километр увидели встречающую нас семью ее брата И.А.Лянтина. Поселение основано в 1960-х годах ханты Лянтиными с озера Горелого. Оно появилось после исчезновения расположенного на 3 километра выше его поселка Бабиково, поэтому за ним закрепилось исходное название соседнего Бабиково. Иван переехал сюда лет 5 назад снизу. Его старая изба стояла всего в километре от новой избы. У ханты существует запрет на переезд на другое место вниз по реке, иначе семью будет ждать несчастье, а вверх можно переезжать. Участок рядом с домом расчищается под вертолетную площадку, но корни деревьев еще не удалены, так как это очень сложная работа для одной семьи. На небольшой площади посажен картофель. В большом уютном доме с родителями живут 4 детей. В начале июня они собрались все вместе. Олеся (13 лет) и Марина (9 лет) приехали из села Демьянского, где они учатся и живут в интернате. Виталий должен уйти служить в армию, а Олег (17 лет) собирается получить профессию, поступив на учебу по направлению от центра занятости. Станет ли Демьянка для них в дальнейшем родным домом? Сейчас ответить очень сложно.

Иван с женой Марией – профессиональные охотники. Он отправляется на родовое священное место перед началом охоты, в октябре, и просит духа об удачном промысле. Перед этим проводят праздник «пари». В большом котле варят 6 часов голову лося, разделанную на отдельные куски, которые не солят. Затем накрывают стол для всей семьи и берут березовую палку, на которую вешают первую добычу каждого из членов семьи. Это может быть шкура соболя, лисы, выдры, добытая несколько лет назад или в этом году. Дело в том, что они могут заменять шкурки со временем. Вешают также яркие платки и куски ткани длиной до 7 метров. Палку с содержимым вешают у окна подальше от стола. Затем на специальную деревянную поварешку кладут дымящийся уголь, кусочек чаги, шерсть оленя (лося), высушенные оленьи яйца и окуривают стол, стулья, еду, меха. Затем вся семья встает лицом к столу, мужчины впереди, а женщины сзади, и старший мужчина произносит молитву с просьбой об удачной охоте, о здоровье близких людей. Участники обряда произносят молитву, кланяются в сторону стола и делают круг по солнцу. И так несколько раз. После небольшого отдыха повторяют молитву, снова совершают круг по солнцу на месте и только после этого приступают к еде.

Мария Федуловна проводила летом обряд, связанный со сбором морошки. Каждый участник действа берет кусочек ткани меньше половинки носового платка, выбирает самую крупную ягоду и надевает на нее платок, как на голову. Все встают, произносят молитву и просят духа об удачном сборе ягод. Жители Демьянки, поклоняясь своим богам, проводя обряды, продолжают оставаться язычниками, если не подверглись влиянию евангелистов.

Вскоре в Бабиково пришла Ольга, женщина невысокого роста с обаятельной улыбкой, хороший охотник и хозяйка. Своими маленькими руками она ремонтирует лодочные моторы, пилит деревья, строит баню, пытается делать лодку долбленку и не боится плыть по Шайтанскому перекату. Каждый год к ней наведывается в гости медведь. Как не пыталась его убить, не получается – уж больно он хитрый. Юлия, дочь Ольги, после школы работала охотником, а в этом году собирается поступить в лесотехнический колледж, чтобы крепче связать свою жизнь с лесом. Она знает много историй, легенд, обрядов. Мы узнали от нее о том, что у каждого ханты есть второе имя духа. Имя духа Юлиного двоюродного брата Олега Лянтина – Ас-ики, такое же имя и у Семёна Ярсина. У Ольги Александровны и ее племянницы Олеси – Пус-ими. Видимо, эти имена не составляют тайны.

Вместе с Марией Федуловной доплыли до Кирилкиной речки, где она нам показала черемшу – дикий чеснок. Он не такой горький, как домашний чеснок. Мария объяснила, как нужно плавать на лодке-долбленке, и прокатила в ней Зою Васильевну. Угостила нас очень вкусным свежеиспеченным хлебом. Пообщавшись с Лянтиными, взяв с собой Юлию и Олега, мы отправились в обратный путь, намереваясь переночевать в Нефёдово.


День седьмой. 6 июня

Мы снова побывали в гостях у В.Григорьева и узнали много интересного о судьбе его семьи.

7.50. Отошли от поселения. Вскоре оказались у Немского. На обратном пути постоянно общались с Юлией и Олегом и узнали от них немало интересного о жизни, обычаях народа ханты. В Ярсино к нам подсел Иван Оглоблин, который повез в Демьянку для друзей сделанные им лыжи с камусом. Жители Демьянки используют любую возможность, чтобы попасть на большую землю, с которой держат связь с помощью рации.

19.10. Сделали остановку у бывшего поселка Калемьяги. В прошлом большой поселок, где вместе с ханты жили переселенцы. В годы гражданской войны здесь погиб и был похоронен красноармеец Сычёв. Позднее имелись свой магазин, начальная четырехлетняя школа-интернат, где учились 12-15 учеников. В настоящий момент здесь находятся сенокосные угодья семьи Усановых, а сама семья живет в 4-х километрах от Калемьяги вниз по реке. До сих пор там стоит изба Сергея Усанова, где мы нашли старые детские нырики, пяло (деревянная доска, на которую натягивается шкура небольшого убитого животного для просушивания), сверло. Недалеко от дома стоят несколько деревянных строений, доживающих свой век.

Зверя на Демьянке стало меньше. Это видно не только по следам на берегах реки, об этом не раз говорили и местные охотники. Правда, вот медведей стало почему-то намного больше, особенно на промежутке от Трамбала до Тямки.

С нетерпением ждем, когда появится Лысая гора. На протяжении всего нашего пути мы интересовались этой горой. И только С.И.Ярсин смог объяснить, где она находится. Дело в том, что существует легенда, связанная с ней. «Много тысяч лет назад собрались духи на маленьком притоке Демьянки, чтобы посоветоваться, куда должен идти каждый из них. Совет длился полмесяца. На холме, где состоялось собрание, еще и сегодня не растет трава. Небольшая река стала настолько священной, что переплывавшая через нее собака теряла шерсть. Область была разделана так: один дух пошел в одну сторону, другой остался в родных местах, а у кого были крылья – взлетел на небо». Как, выяснилось, Лысая гора расположена рядом с нефтепроводом, и на ее вершине сейчас растут березы.

Кстати, нам было также интересно узнать: а приходилось ли жителям Демьяна встречать лесного человека? Очень часто этот вопрос вызывал недоумение у собеседника. А вот Е.Ф.Ярсина поведала, что младший брат отца Сергей примерно лет 50 назад видел в лесу человека, заросшего шерстью, спящего на коряге. Дед и бабушка Елены сказывали внукам, что лесной человек существует.


День восьмой. 7 июня

Чуть забрезжило, снова отправились в путь. Повалил густой снег, не помню, чтобы в Увате в начале июня шел такой снег.

7.30. Катер пристал к промбазе «Восточная», чтобы забрать горючее. На базе стоят большие баки с ГСМ, которые доставляются сюда на самоходке. С большим трудом погрузили 5 бочек солярки. Продолжаем записывать рассказы юных жителей Демьяна. Идем не останавливаясь.


День девятый. 8 июня

Попытались еще раз найти Ситик и Карабашево, но всё безрезультатно.

13.05. Вышли на Иртыш, впереди еще 100 километров. Попробуем подвести итоги нашей экспедиции. Прошли 1540 километров от Увата до Бабиково и обратно. Во время пути представляли выставки, беседовали с жителями, делали записи и пришли к следующим выводам: ханты, проживающие по реке Демьянке, сохранили частично свои национальные черты в одежде, еде, орудиях труда, охоты, обрядах, традициях, предметах быта. В то же время появилось немало нового в жизни Демьянских ханты: газовые плиты, телевидение, сотовая связь. Проблемой для них является вопрос о создании семьи. Очень хотелось, чтобы по Демьяну и через десятилетия жили коренные жители Уватского района ханты.


Директор музея «Легенды седого Иртыша» Людмила Телегина

Фото специалиста районной библиотеки Зои Новиковой


Количество показов: 802
Дата создания: 07.04.2017 14:29:25
Дата изменения: 07.04.2017 14:29:25


Поделиться в:

Возврат к списку

Последние новости

  • Последние
  • В тегах
  • Топ-100

Общество